Федеральная Еврейская Национально-Культурная Автономия
Голосование
В настоящее время нет активных опросов.
ЕЕКНаши людиАЕНЕ-Клуб
Проекты » "Страна героев" » "Мечта Мери"
01.01.1970

"Мечта Мери"

БУШУЕВА МЭРИ ЛЕОНТЬЕВНА

– Вы знаете, когда я иду к врачу, каждый раз думаю: «Все, это последний марафон. Больше не пойду. Потому, что возраст». Ну и правда – кто в 68 лет занимается спортом? Зачем мне это надо? – рассказывает Мэри Бушуева и одновременно показывает уже четвертый фотоальбом со своих соревнований по марафону.
– И все равно продолжаете заниматься, – замечаю я.
– Конечно. Я приеду домой, отдохну – и все забывается. Даже больше – я, когда долго не тренируюсь, плохо себя чувствую. У меня вчера была такая аритмия, а надо было ехать на банкет. Думала: «Боже, неужели я туда не поеду? Я хочу туда. Я хочу на концерт. Я хочу хорошие слова слушать. Я хочу цветы получать». Встала и поехала, – рассказывает она о своих секретах.

Связка наград

Кроме цветов и хороших слов у инвалида Мэри Бушуевой еще много наград. Дома она с гордостью показывает целую связку медалей с различных марафонов для инвалидов. За ее плечами – пять пеших марафонов, пять марафонов на коляске-велосипеде и один пеший – на родине, в Грузии, по горам. Свою спортивную карьеру она любит отсчитывать с 1996 года, когда прошла пеший марафон в городе Королеве Московской области. Мэри стала первой женщиной, которая прошла 42 км 195 м на протезе. Хотя здесь спортсменка лукавит: первый раз на трассу она вышла в 1990 году, в Нью-Йорке.
– А тогда почему вы чаще упоминаете, что вышли в первый раз в Королеве? – спрашиваю я.
– А я всегда говорю: «Да чего про Нью-Йорк писать все время. Про Россию надо, здесь тоже работают и продвигают эти соревнования». Вообще, российский марафон мне больше понравился: ты у себя дома, все понятно, – говорит Мэри.
Первый раз на нью-йоркский марафон Мэри вышла в 1990 году. «Первой женщиной в мире, которая прошла его на протезах, была в 1989 году Татьяна Кузнецова из Челябинска. А потом я приезжаю, в 1990 году. И они подумали: «Ага, сейчас будет вторая женщина-победитель из России». Меня тогда сняли с трассы, сказали, будто где-то там пожар и дальше идти нельзя. Поскольку я и по-русски плохо говорю, а по-английски вообще ничего не понимаю (я в школе немецкий проходила), то решила не спорить с хозяевами. Ну, нельзя и нельзя, – рассказывает она.
Точно так же события повторились в 1991-м. И в 1992-м. И в 1993 году. После этого Мэри поставила ультиматум: «Если вы разрешите мне приехать с русскими волонтерами, я приеду. Иначе нет». Русские волонтеры помогли – в 1994 году она выигрывает свой первый пеший марафон на протезах. При этом организаторы частично были и сами заинтересованы в ее победе: в 1992 году ей поставили американский протез. С ним ей помог директор международного легкоатлетического клуба «Ахиллес Трэк Клаб» Ричард Траум. Проживание, питание, протезирование – все оплачивал он. «А он же должен отчитаться перед фирмой, что они сделали протез, на котором я должна пройти марафон. И он согласился», – рассказывает Мэри.
В поездках на нью-йоркский марафон ей помогала фигуристка и трехкратная олимпийская чемпионка Ирина Роднина. «Раньше мы ездили на соревнования как бомжи: у кого что было, на том и ехали. А когда я познакомилась с Ириной, она нам помогла. Даже форму удалось для всех сделать. Сразу почувствовали: мы команда, за нами Россия», – говорит Мэри.

Траки пройди, перхи не боли

После того, как ее протезировали в США, Мэри Бушуева любит шутить: «Колено у меня русское, стопа американская, а сама я грузинка». Стоимость протеза тогда составила около десяти тысяч долларов. Поэтому Мэри любит добавлять: «В общем, я очень дорогая женщина». Собственно, спортсменкой грузинка с русским коленом стала совершенно случайно. И произошло это только после того, как она стала инвалидом.
Она родилась в грузинском городе Зугдиди. По ее словам, о спорте в молодости даже и не думала. «Для меня урок физкультуры – это был потолок в спорте. Я любила петь и танцевать, но не спорт и тем более бег», – вспоминает Мэри. В Грузии она окончила школу, поступила в Тбилиси в университет. Но когда Мэри было 19 лет, она сильно пострадала в пожаре в собственном доме. «Меня привезли в московский институт Вишневского лечиться. Здесь я лежала почти год – 10 месяцев», – вспоминает она. Так Мэри первый раз попала в Москву.
Ожогами было поражено 68% тела. Мэри перенесла 31 операцию по пересадке кожи на одной ноге, и 18 – на другой. Донорами выступило больше 80 человек. «У меня долго не заживала кожа. И одна русская девушка из Пушкина (Светлана Сергеевна, как сейчас помню), ей срезали кожу, и она отдала ее мне. Кожа прижилась. Таких случаев – один на миллион», – говорит Мэри. Так молодая девушка стала инвалидом первой группы. «А я только-только шагнула во взрослую жизнь – мне было 19 лет, 20 только в больнице исполнилось», – вспоминает Мэри.
Соседи по палате старались помочь молодой грузинской девушке встать на ноги. Даже сочиняли стихи с родными словами: «Пусть больная траки (траки – это попа, у меня нижняя часть вся обожженная была), пусть больная перхи (перхи – это нога), ты не падай духом, ведь есть уже успехи», – цитирует на память Мэри. После окончания университета Мэри Бушуева пошла работать на автостанцию начальником отдела кадров станции техобслуживания в родном Зугдиди.
В 26 лет Мэри провожала родственника в армию. Вернулась в дом, чтобы дать ему немного денег. Когда вышла во двор, то увидела только, как на нее летит грузовик. Потом уже стало известно: водитель не справился с управлением и вылетел с дороги. Мэри снова отвезли в Москву на операцию, на этот раз ей ампутировали ногу.

Русский язык по любви

«Конечно, жить я тогда не хотела, как и на костылях ходить. В 26 лет это было очень тяжело пережить», – вспоминает Мэри. Именно в тот момент она встретила своего мужа. «Мне было трудно и плохо. И представляете, стою на остановке, сажусь в такси. А он узнал, что я грузинка, и начал мне читать стихотворения Шота Руставели. Я обалдела. Вот так я и оказалась в Москве».
Первые годы Мэри Бушуева жила на два города: в Москве и Тбилиси. «Не хотела переезжать сюда. У меня в Тбилиси была квартира, да и я считала, что этот город не хуже Москвы», – вспоминает Мэри. По ее словам, это сейчас часто говорят: «понаехали». «А тогда у нас была одна Родина. Я Москву любила с детского сада и на грузинском языке очень много стихов знала про Кремль и звезды на башне», – говорит она. Когда дело стало подходить к свадьбе, тогда еще будущий муж Юрий Бушуев поставил условие: жена и дочь должны быть прописаны в Москве. «Ездить пить вино – пожалуйста, но жить вы должны здесь», – заявил он тогда. Так грузинка осталась жить в Москве. В 1980 году она вышла замуж и родила дочку Машу.
– Дочка меня часто критикует: у меня не до конца правильный русский язык, могу фальшивить, говорить неправильно, – говорит Мэри.
– Прямо ругает? – уточняю я.
– Да нет. Говорит: «Мама, ты такая талантливая женщина, ты так можешь изуродовать песню». Я посмеялась в ответ. Если бы моя учительница русского языка знала бы, что я живу в Москве, говорю на русском и выступаю по телевидению, ее бы, наверное, инфаркт хватил! При этом русский язык, по словам Мэри Бушуевой, она выучила «по любви».
– Это как?
– Ну, вот я была, без ноги, языка не знаю. И вдруг меня замуж зовут. Я же вышла замуж по любви. Я так и называла мужа: «Ты мой Грибоедов!» Потому что у него жена грузинка. Я говорила: «Первая за русского вышла Нина Чавчавадзе (она в 1828 году стала женой Александра Грибоедова. – Прим. Г. Н.), а я вторая грузинка, которая вышла за русского замуж». Шутила, конечно.
В семье благодаря Мэри на грузинском говорят все: муж, дочь Маша. Да и сама она человек двух культур: «Я люблю грузинские песни, культуру. Но думаю я на русском. Когда иду в церковь, молюсь всегда на русском». На грузинском Мэри очень часто поет. Во время одного из марафонов с другими участниками она сделала остановку в Серпухове. Встречали марафонцев заполненной городской площадью, на которой выступали профессиональные артисты. «А потом мне говорят: «Давай, Мэри, спой что-нибудь на грузинском!». А я: «Нет, я только дома пою, когда купаюсь». Уговорили. Я стояла и пела. Вся площадь подпевала», – вспоминает она.
Каких-то проблем жизни грузинки в России Мэри не видит. «Я очень люблю Грузию, очень – но я большая патриотка России. Я гражданка России, здесь живу, и у меня нет других гражданств. Ни Грузии, ни Израиля, ни США. Хотя эти три страны мне бы запросто дали гражданство. Когда я сейчас лечу в Америку, меня даже на интервью не приглашают. Потому что они уверены: я оставаться там не хочу. А в России меня никто жить не заставляет. Это мое убеждение: в России мне хорошо», – рассуждает она.
Но обострения отношений между странами иногда сказывались и на самой Мэри:– Однажды, после южноосетинского конфликта, я иду по улице, и меня одна дама спрашивает: «Мэри, ты еще здесь?» – «А где мне еще быть?» – «Так грузин из России выгоняют». После конфликта меня позвали на конгресс грузин России. И там журналист спрашивает: «Мэри, как вы думаете, а можно было обойтись без конфликтов?» – «Можно» – «А как?» – «Я не знаю, мне же Медведев и Саакашвили не позвонили».

«Ноги нет, а тренироваться надо»

О первых годах семейной жизни в Москве Мэри рассказывает коротко: «Сидела дома». На работу ее не брали, пристроиться никуда не удавалось. «В то время в СССР, как известно, не было секса, а инвалидов вообще прятали и никому не показывали», – вспоминает она. Но в конце 1980-х решила заняться спортивной карьерой. А началось все с простого желания получить хороший протез. За помощью Мэри Бушуева обратилась к Валентину Дикулю, известному своей методикой восстановления опорно-двигательного аппарата после тяжелых травм. На тот момент он был депутатом Верховного Совета СССР. Сначала Мэри обратилась к нему с просьбой помочь в получении квартиры, потом – протеза. «Мэри, чтобы это получить, надо спортом заниматься», – вспоминает слова Дикуля Мэри. – «А каким?» – «Марафоном». Я сначала подумала, что либо он не понял, о чем я прошу, либо я не понимаю, что он мне говорит. «Так я же без ноги!» – напомнила ему. – «Вот поэтому и надо заниматься спортом. Хороший протез за десять тысяч долларов вам никто просто так не даст, надо спортом заниматься», – посоветовал Дикуль». Собственно, Валентин Дикуль и порекомендовал Мэри обратиться в организацию «Ахилесс Трэк Клаб». Так, на излете перестройки, и началась спортивная карьера Бушуевой. На марафон она поехала, конечно, не сразу. «Я много тренировалась. Из дома ездила на велотрек в Крылатском. Машины не было, в метро спускаться не могла. Три-четыре троллейбуса меняла и ездила. Представьте себе, как мне на протезах спуститься-подняться. А там оставалось 3 часа на тренировку, и все. А потом стала ездить сюда, к комплексу «Олимпийский». Там хорошо чистили снег. Зимой ходила по кругу вокруг комплекса, тренировалась. Это очень трудно: денег нет, машины нет, ноги нет, а тренироваться надо», – вспоминает она.
В 1990-м Мэри Бушуева участвует в первом марафоне в Нью-Йорке. В 1991-м – во втором. В 1994 году, на четвертый раз, Мэри его выиграла. В 2000-м Мэри уже участница Трансконтинентального легкоатлетического сверхмарафона «Париж-Москва-Сидней». В 2001-м она проходит «Золотое кольцо России» и супермарафон «Россия-Грузия». Все медали с этих соревнований – там же, в большой грозди наград. Свой самый лучший результат она показала в Санкт-Петербурге, на марафоне на 10 км «Белые ночи» – 1 час 27 минут. «А знаете, почему я победила? Там надо было переходить два моста, и я побоялась, что их будут разводить. И чтобы не остаться на другом берегу, я так спешила, что наспешила на рекорд». Для тренировок может подойти и собственный подъезд, говорит Мэри: «Когда я зимой собиралась на марафон, по лестнице ходила вверх-вниз. Могла по 10-12 раз спуститься-подняться. Сердце работало как часы. Я чувствовала себя хорошо». Она часто ходит на лекции к марафонцам, спортсменам, многое узнает из их книг. Старается следить за питанием: за неделю до марафона не ест мясное, чтобы не было нагрузки на печень, и больше внимания уделяет овощам и фруктам.
По словам Мэри, сейчас без движений она скучает. «У меня душа просит. Мне нужна эта энергия. Может, я в молодости не израсходовала ту энергию, которая в меня заложена. Я в молодости не любила спорт, а любила танцы, пение. Но у меня очень рано все оборвалось. А потом – кровати, больницы», – говорит Мэри.

Командные заслуги

Спорт для Мэри не просто способ провести время. «Он мне помогает чувствовать себя в обществе достойно», – уверена она. Мэри перелистывает страницы фотоальбомов и рассказывает, с каким количеством людей познакомилась благодаря спорту. Только тех, кого она упоминает, набирается несколько десятков. «А это мэр города Челябинска. Мы ездили туда на марафон. Сидим за столом с ним, я говорю: «Спасибо большое, что приняли нас и нашли время. Только нам же никто не поверит, что мы были у вас, а я буду хвастаться, когда в Москву приеду». Тогда он спросил: «А что надо сделать, чтобы поверили?» Я ответила: «Сфотографироваться вместе». И вот теперь у меня есть это фото», – улыбается Мэри. Собственно, ее заслуги, уверена Мэри, это и заслуги ее друзей, знакомых, спонсоров. «Мои медали – это и медали моих спонсоров, моих волонтеров. Даже того, кто мне из гаража приносит велосипед – он весь день проведет со мной, а потом еще и отнесет велосипед обратно. Без командной помощи инвалид ничего сделать не сможет», – говорит она. Благодаря этим людям Мэри и стала известным марафонцем Мэри Бушуевой. «Меня занесли в книгу рекордов СНГ. Смотрите, в книге есть и Алина Кабаева, и Мария Шарапова, и я. Быть среди таких женщин, с ними рядом – это очень приятно для меня», – хвастается с улыбкой Мэри.
И если раньше Мэри не выходила из дома почти десять лет, то сейчас старается попасть куда-то при любом удобном случае. «Я раньше никогда никуда не ходила, когда болела. Стеснялась своей ноги. А сейчас спокойно отношусь : не хочешь – не смотри на меня. Отверни голову и не смотри», – говорит о своей линии жизни Мэри.
Но чувствовать себя достойно – это не только фотографии с известными людьми, для Мэри это еще и самоощущение. Иногда ей приходится вступаться и за других инвалидов. «Я недавно защищала одного инвалида, девушку. Она колясочница. Пригласили меня и представителя департамента соцзащиты. Он говорит: «Мы не можем поставить подъемник потому, что жители против. Мы должны собрать подписи со всего подъезда». Я сказала: «Причем здесь жители? Она такое же право имеет, как и здоровый человек, по Конституции». И представитель департамента говорит: «У нас очередь, 100 человек стоит, нужно подождать два-три года». Я говорю: «Да вы с ума сошли? Дайте мне гарантии, что я через два года буду жива. Мне сегодня надо! Я никогда не поверю, что во всей Москве нет возможности обеспечить 100 человек подъемниками. Что это, трудно?»
При этом, по словам Мэри, отношение общества и чиновников к инвалидам сейчас стало гораздо лучше. Без этого не была бы возможна победа паралимпицев в Сочи. «У чиновников проснулось чувство ответственности и патриотизма. А для тренировок создавали условия, чтобы ребята занимались», – считает Мэри. Но внимательности от окружающих инвалидам все равно не хватает. Самый простой пример – специально выделенная для инвалидов стоянка во дворе часто бывает занята обычными автовладельцами. «И что, я буду драться за стоянку? Я показывала на асфальт – там нарисована коляска. Без толку. А у нас в подъезде живет три инвалида», – рассказывает Мэри.

Мечта для всех хороших

В 2006 году Мэри Бушуева создала «Реабилитационный центр Мэри Бушуевой». По факту это больше сообщество друзей и знакомых: они приезжают к Мэри в гости, а она помогает чем может: находит форму, наставляет на спортивные достижения. «Мы сами ищем спонсоров, волонтеров, опытных организаторов. В этом году я беру троих грузин на марафон. И у всех будут российские волонтеры. Один волонтер 19 лет будет сопровождать бабушку 76 лет», – делится планами Мэри.
На марафон Мэри подняла и своих друзей. Среди них покойная подруга Галина Марченко. У нее обнаружили рак, удалили грудь. С ней Мэри познакомилась в реабилитационном центре в Зеленограде. Ей было 75 лет. «Я ей сказала: «Давай поедем на марафон в Нью-Йорк?». И она его прошла! Когда ее зять узнал об идее поехать, он хохотал, серьезно не воспринимал. Но когда Галя приехала с марафона, он ее с букетом цветов встречал. Я счастлива, что подарила ей эту радость», – вспоминает Мэри. Другой пример: пару лет назад Мэри взяла под опеку парня из Чечни. Наступил на мину, оторвало ногу. «Но когда он пришел на финиш – лезгинку танцевал. Я это с удовольствием делаю. Мне это в радость», – улыбается Мэри.
«Вообще, у меня есть мечта: когда будет много денег, я построю центр реабилитационный. Дачу не построю. Я туда всех инвалидов позову, и неважно, какой у него цвет кожи. Какая мне разница, если человек хороший? Эта мечта у меня на бумаге пока. Но люди будут проходить реабилитацию через спорт», – уверена Мэри Бушуева.